Тайны подземной Одессы


Распечатать

Когда мы говорим о музее, связанном с одесскими катакомбами, то обычно имеем
в виду знаменитые Нерубайские катакомбы. Между тем недавно Приказами Министерства культуры Украины «Каменоломни Молдаванки, 1850-1880 гг.», вместе с «Подземным ходом Воронцовского дворца, 1826 г.» и «Старинной каменоломней Карантинной балки, 1811-1814 гг.» внесены в Государственный реестр недвижимых памятников Украины.

Здесь всегда плюс пятнадцать

Именно на Молдаванке есть музей «Тайны подземной Одессы» - в том районе города, где еще несколько десятилетий назад располагалась женская тюрьма. Музей основан одесситами Дмитрием Вовченко и Максимом Баранецким вместе с группой товарищей. Это проект общественной организации «Воинская доблесть».
Одесские катакомбы... В XVIII - XIX веках они были перевалочными базами для контрабандистов, малинами для разных банд, тюрьмой для женщин, проданных в рабство. В революцию - местом сбора подпольщиков. Здесь находились типографии подпольных газет, печатались листовки. В годы войны в катакомбах Одессы укрывались партизанские и диверсионные отряды. В послевоенные годы (годы холодной войны) систему катакомб использовали для строительства противоатомных бункеров.
Каски, фонари, перчатки - без всего этого не обойтись. Переходы в подземельях разные: низкие и высокие, влажные и совсем мокрые. Порой каска издавала характерный скрежет: это означало, что она уберегла мою голову от весьма ощутимого «соприкосновения» с известным одесским ракушечником. Впрочем, очень скоро, оказавшись глубоко под землей, эти «мелочи» уже не замечаешь, потому что увиденное поражает.
Здесь всегда плюс пятнадцать градусов, какая бы жара или мороз ни царствовали на поверхности. И всегда тихо и темно. Путешествие в подземную реальность - не просто приключение. Здесь такое увидишь и такое узнаешь...


Ядерный кошмар

- Субкультура холодной войны, взрыв на Чернобыльской АЭС породили целое направление, именуемое в молодежной среде «сталкерством», - говорит сопровождавший меня Дмитрий.
Эти подземные залы - особенные. Тут на стенах - плакаты времен той самой холодной войны, когда советские граждане отчаянно боролись за разоружение и не менее отчаянно изучали, что нужно делать, если нас накроет ядерным взрывом. Еще несколько шагов - и попадаешь в эпицентр ядерного взрыва и его последствий. Конечно, все это - имитация, реконструкция, а все равно не по себе: ядерная плесень, пропитанный стронцием фонарь горит как бы сам по себе.
А вот и защита для граждан в случае отравляющей или ядерной трагедии: бронированные двери, система отопления и прочее, прочее.
Имеется и весьма живописное изображение первого реального ядерного взрыва в Японии и его жутких последствий. Здесь вам расскажут о мистере Цутому Ямагучи - единственном человеке в мире, уцелевшем после двух атомных бомбардировок: сначала - в Хиросиме, а потом - в Нагасаки, куда его эвакуировали. Он умер совсем недавно, когда ему было далеко за 90. А вот своих детей он похоронил молодыми - они ушли из жизни от онкологических болезней.
Еще в советские времена старались продумать все возможное на случай спасения от ядерной катастрофы, даже подземную эвакуацию заключенных. Впечатляют подземные «казематы-клетки»: заключенных тоже собирались оберегать на случай ядерного кошмара. Такая вот сюрреалистическая картинка: подземная тюрьма для эвакуированных заключенных, специальные места для охраны, продуманная четырехуровневая система защиты на случай бунта...

Почти невероятные истории

А еще здесь, под землей, совершенно особенные озера - вода в них так и сияет прозрачностью. Неоднократно ее очистили каменная порода и прочие природные фильтры. Известный ученый-геолог, одесский катакомбовед Константин Пронин, равно как и другие знатоки наших подземелий, чувствует себя вполне уверенно и спокойно: изучая катакомбы, ему приходится порой ползти, порой - стоять чуть ли не по шею в воде. И это при том, что объект бывает зачастую совершенно неизведанным, - какой сюрприз может ожидать, никто не знает.
А теперь мы попадаем в так называемые дикие катакомбы. Здесь добывался тот самый одесский ракушечник, из которого построена вся историческая часть города.
Одесса уголовная... Да, она тоже нашла отражение в этом музее, причем самым удивительный образом.
- В тридцатых годах сотрудник правоохранительных органов Тимофей Грицай (в будущем - исследователь катакомб) преследовал преступника, - рассказывает Дмитрий. - Дело было на Молдаванке. Преступник - в катакомбы. Грицай знал эту часть одесских подземелий. Второй сотрудник перекрывает выход оттуда, посылают за кинологом. Собака отлично берет след, со знанием дела ныряет в подземку, но... не лает. Значит, преступник куда-то скрылся. Что такое?! Не должен был. Оказалось, что ему удалось залезть в карстовый разлом, одновременно и рискуя и надеясь, что эта незнакомая пещера соединяется с другой, и так ему удастся убежать от преследователей. Тимофей Грицай - за ним, хотя пещера ему была не знакома. По «дороге» Грицай к своему удивлению сплошь и рядом натыкался на кости... Позже, подобрав кости, он принес их ученым. Те исследовали - не поверили: косточкам - около пяти миллионов лет, причем принадлежат они всему обширному многообразию видов млекопитающих. Палеонтологи позже выяснили, что обильные костные остатки принадлежат верблюду, лисице, хомячку, пищухе, полевке, гиене, страусу. Представлены такие животные, как мастодонт, саблезубый тигр-махайродус, медведь, барсук, хорек, а также антилопы, олени, различные птицы и рыбы.
Далее - тема не очень приятная, но познавательная: оказывается, белая плесень, которая встречается в катакомбах, не опасна. Гораздо хуже, когда попадаются места с черной плесенью. Их очень мало, но они есть. Как сказал спасатель Сергей Быковский, именно это особо ядовитое «содержимое» черной плесени и стало, как считают многие ученые, причиной повальных смертей исследователей древних гробниц в Египте.

Память, память...

Война... Тут вы сразу попадаете в партизанский отряд со всем его нехитрым и одновременно таким сложным бытом. Все экспонаты - от оружия до смертных медальонов и даже станка для зарядки пулеметных лент - обнаружены в катакомбах и на полях сражений.
- Смертные медальоны выдавались солдатам для того, чтобы они заполняли его скрученным листочком бумаги с личными данными. Зачастую, как показала практика, они оказывались пустыми, - рассказывает
Дмитрий. - На войне считалось плохой приметой заполнять такой медальон: вроде как смерти собственный «адрес» указываешь. Но именно по тем, которые были заполнены по правилам, спустя много лет при обнаружении останков солдат удавалось отыскать их родственников, а потом, как и положено, предать земле. Так в историю войны вписывались имена тех, о кончине и упокоении которых много лет было ничего не известно.
Выключаем фонари. Зажигаем свечи: мы находимся в часовенке под землей. Как говорит Дмитрий, православные священники провели здесь литургию, пояснили создателям музея, как обустроить часовню, и преподнесли в дар две серебряные иконы. Здесь можно увидеть маленький плакат, на котором запечатлены настенные рисунки на религиозные темы, сделанные в катакомбах Одесщины. Их немного, и все они в основном были сделаны в период тотальной борьбы с религией.
Еще несколько сложных переходов - и мы попадаем... на остров любви, где вокруг озера, красивые «места», и все продумано так, чтобы даже здесь, в катакомбах, вы могли погрузиться в лирическую обстановку. Впечатление дополняют звуки капающей воды, «каналы», по которым можно прокатиться на надувной лодочке - глубоко под землей! Ну просто сказка.
Чем больше «прогуливаешься» по, казалось бы, непроходимым местам, познаешь подземную жизнь города, тем больше понимаешь две основные вещи: катакомбы - это целая культура, а не просто страницы жизни любимого города. Культура, познать которую до конца просто невозможно, настолько она ярка, разнообразна и необычна. Это тот огромный пласт, который оставили нам в дар и сама мать-природа, и уникальная история Одессы, которая, как известно, не просто город, а «улыбка Бога». Побывав здесь, глубоко под землей, еще раз убеждаешься в этом.

Марина ДАЛЬНИЦКАЯ.